Лажечников И И

В литературе существует устойчивое мнение, что коломенский купец Иван Ильич Лажечников владел «cельцом» с 1790-х годов. В связи с тем, что Беклемишев владел усадьбой в самом конце 1790-х возникает вопрос: а когда же эту часть усадьбы с домом (Красное сельцо) приобрела семья Лажечниковых?

Предки Лажечниковых (собственно, Лoжечниковых, которые в результате московского «аканья» превратились в Лажечниковых) упоминаются в коломенских переписных книгах середины XVIII века. Отец писателя, Иван Ильич, проявив предпринимательскую хватку, устроил в 1797 году в собственном доме в Коломне шелковую ткацкую фабрику, где имелось 25 станков, которые обслуживали 60 наёмных рабочих. На 14 станках вырабатывали малиновый двойной штоф (до 10 тыс. аршин в год), на двух станках – двойные фаты коноват («коноват» – род азиатской шелковой ткани; она шла на фаты, покрывала; была еще пословица : «Голь перекатна, а фата коноватна», см. словарь В.Даля), на трех – кушаки травчатые (по 100 штук), а на одном стане – фаты из флёра (по 40-60 штук). Всё это продавалось в Москве, Санкт-Петербурге и других городах. Фабрика действовала в 1797 – 1803 годах, а её хозяин единственный в Коломне того времени имел звание «именитого» (сведения почерпнуты из книги А.И.Аксёнова «Генеалогия Коломенского и Боровского купечества. Очерки генеалогии уездного купечества XVIII века», М., 1993).

Видимо, доходы с этой фабрики и позволили купцу Илье Лажечникову приобрести дворянскую недвижимость. Однако, не будучи дворянином, купец не имел права приобретать «дворянское гнездо». Пришлось закон «обходить», т.е. записать усадьбу на подставное лицо.

Кто же был этим подставным лицом? Тут данные опять же несколько расходятся.

В мае 1869 года российская общественность отмечала 50-летие литературной деятельности Ивана Ивановича Лажечникова (а его первые литературные «пробы пера» сделаны, кстати, именно в усадьбе Кривякино). Ф.Ливанов на юбилейном собрании зачитал биографию писателя, где между прочим сообщил, что этим подставным лицом был генерал от кавалерии Александр Васильевич Обрезков (или Обресков , написание допускалось различное). Между тем в документах указывается другой Обресков – Николай Васильевич, Московский гражданский губернатор. Например, в клировой ведомости церкви свт. Иоанна Златоуста в селе Новлянском за 1822 год указывается: «В сельце Кривякино вотчины помещика Николая Васильевича Обрескова дворовых людей мужеска полу 4, женского полу 11. Крестьянских дворов 18″. Да и сам Иван Иванович Лажечников считал, что имение для отца купил на своё имя именно Н.В.Обресков. Лажечников-старший таким образом превратился в «скрытого помещика», не имея на то законного права. По бумагам , однако, всё было шито-крыто и доказать что-либо было практически невозможно. Такие случаи, кстати, в то время были далеко не единичны.

Однако зададимся вопросом: с какой вдруг стати гражданский губернатор Москвы оказал коломенскому, пусть и «именитому» купцу такое благодеяние, рискуя при этом подмочить собственную репутацию? Весьма вероятно, что губернатора и купца связывали не только приятельские отношения, но и деловые. Дворянин-губернатор не имел права заниматься торговой деятельностью, а купец – приобретать на своё имя дворянские имения. Видимо, оба пришли к обоюдному соглашению: купец вёл за губернатора обширную торговлю, причем товаром самым прибыльным – хлебом и солью, а губернатор купил для «своего» купца на своё имя усадьбу (заметим печально, что практика подставных лиц существует у нас и по сей день:). Несмотря на то, что Лажечников-старший основной доход получал со своей фабрики, о нём постоянно говорят как о торговце хлебом и солью. В 1803 году по каким-то причинам фабрика закрылась, однако «хлебосольная» торговля продолжалась вплоть до 1811 года, когда Лажечников-старший якобы разорился (в тот год в результате раннего ледостава он был вынужден возить товар не по реке, а наземным транспортом, т.е. на лошадях).

Обратимся теперь к биографии Лажечникова-младшего, т.е. писателя и романиста Ивана Ивановича Лажечникова (в дальнейшем для краткости – ИИЛ), к его связи с описываемыми местами.

Главным источником к жизнеописанию ИИЛ является критико-биографический очерк, написанный С.А.Венгеровым к Собранию сочинений писателя, изданному Товариществом Вольфа в 1913 году, т.е. через 44 года после смерти романиста. Очерк довольно обширный (более 100 страниц). Ознакомиться с ним можно по последнему изданию СС писателя («Можайск – Терра», 1994, т.1., с. 5-111). Цитаты из этого очерка фигурируют практически во всех материалах, посвященных ИИЛ.

В одном месте своего очерка С.Венгеров сам цитирует Ф.Ливанова, который зачитывал биографию ИИЛ на юбилейном вечере, посвященном 50-летию литературной деятельности писателя и состоявшемся 3 мая 1869 года (в этом же году ИИЛ и умер). Собственно, отмечалось 50-летие не литературной деятельности, а юбилей вступления ИИЛ в члены Общества любителей словесности; литературную деятельность он начал раньше, публикацией своих «Мыслей» в «Вестнике Европы» за 1807 г., т.е. в 16-летнем возрасте, причем подписаны были сии <Мысли>: «С.Кривякино. И.Лож-в», т.е. можно сказать, что свою литературную деятельность юный Ваня Лажечников начал именно в усадьбе Кривякино. А самые первые его <пробы пера>, сделанные также в Кривякине, были написаны по-французски. По-французски он сделал описание Мячковского кургана, где побывал, по-французски же начал писать стихи.

Однако вернемся к «цитате в цитате» С.Венгерова из Ф.Ливанова, которую теперь в свою очередь процитируем и мы. Это широко известное описание усадьбы Кривякино, где она предстает в образе сказочного Эльдорадо: «Красное Сельцо было настоящим Эльдорадо того времени» [т.е. начала XIX века - А.С.].Туда стекались дворяне уезда на приманку вкусных обедов с аршинными стерлядями, пойманными в собственных прудах, и двухфунтовыми грушами, только что сорванными в своих оранжереях. Всё это приправляли радушие, ум, любезность хозяина и красота хозяйки, истовой красавицы своего времени. Офицеры Екатеринославского кирасирского полка, стоявшего в окрестности, толпились каждый день у гостеприимного амфитриона. Трехэтажный дом и такой же флигель [ныне существующий флигель двухэтажный - А.С.] не могли вместить на сон грядущий посетителей. Губернаторы, ездившие ревизовать губернию [какие губернаторы? и сколько их? Сам номинальный владелец Кривякина Н.В.Обресков и был гражданским губернатором Москвы - А.С.], делали несколько вёрст крюку по проселочной дороге, чтобы откушать хлеба-соли у радушного помещика купца. Порядочный оркестр домашних музыкантов во время обедов услаждал слух гостей увертюрами из тогдашних опер>.

Если со стерлядями «в аршин» в собственных прудах еще можно как-то согласиться (хотя стерлядь – рыба речная), то в 2-хфунтовые груши (т.е. по 800 с лишним грамм каждая) верится с трудом. Понятно, что всё это «Эльдорадо» расцветало только в короткий летний сезон. Усадьба и предусматривалась как летняя загородная дача, для зимы же имелся собственный дом в Коломне. Главный же вопрос – когда это «Эльдорадо» началось, т.е. когда Лажечников-старший стал владельцем (пусть и неофициальным) усадьбы? В литературе практически везде фигурируют «1790-е годы», без уточнения, какой именно из них: 1791 или 1792 ?

Новости

В канун празднования Преображения Господня на территории МУ «КЦ «Усадьба Кривякино» была организована познавательно-развлекательная праздничная программа – «Яблочный спас». Это очень...
  364 учреждения культуры Подмосковья до 20 сентября будут находиться под пристальным вниманием общественности. Жители региона могут принять участие в оценке и...
12 августа вышел очередной, 83-й, выпуск газеты «Воскресенск литературный» – четырёхстраничного специального приложения Воскресенской районной газеты «Наше слово» (тираж издания...
МУ "Культурный центр "Усадьба Кривякино" и АО "Воскресенские минеральные удобрения" приглашают 1 сентября на праздник "Похимичим!". Начало праздника в усадьбе Кривякино...
МУ "Культурный центр "Усадьба Кривякино" приглашает на выставку "Шерстяной вернисаж". Автор работ Ольга Антонова. Выставка будет проходить в усадьбе до 31 августа.